Исследование вопроса о понижении статуса Норвежского аэропорта Свальбард

В 2017 году Правительство Норвегии объявило, что в будущем статус аэропорта Свальбард будет понижен с «международного» до «внутреннего», нельзя будет совершать прямые международные рейсы в аэропорт Свальбард, данные действия ставят под вопрос влияние на норвежский народ и международное сообщество, Финляндия стала стороной, напрямую пострадавшей от понижения статуса аэропорта, Россия также отреагировала чрезвычайно бурно. Правительство Норвегии до сих пор не опубликовало соответствующие политические документы понижения статуса, лишь дало некоторые разъяснения понижения статуса с экономической стороны. Порядок понижения статуса норвежского аэропорта и ее цели не акцентирует внимание на союзниках НАТО, но также не направлено на сдерживание России, напротив, таит в себе содействие американской стратегии сдерживания намерений Китая укрепить свои позиции в Арктике (на Северном полюсе). Понижение статуса в корне противоречит «свальбардскому оговору» о «беспрепятственном доступе» и принципе «без дискриминации» стран-участниц договора, что вероятнее в будущем вызовет новые конфликты и споры в Свальбарде.

Во всем мире есть лишь два места с самопроизвольным безвизовым режимом для посетителей, этими двумя местами являются Антарктида и Свальбард, Норвегия. При безвизовом режиме в Антарктиде, граждане любой страны в равной степени могут свободно въезжать и выезжать, поскольку суверенные права заинтересованных государств не требуют признания мировым сообществом. В сравнении с Антарктидой, Свальбард занимает очень особое международное положение. В 1920 году Норвегия и другие страны подписали «свальбардский договор» (также называемый «Шпицбергенский трактат», сокращенно «Договор»), который устанавливает, что Норвегия «обладает полными и абсолютными суверенными правами» на архипелаг, однако граждане стран-участниц договора имеют беспрепятственный доступ, могут заниматься производством, торговлей, научными разработками и проводить иные мероприятия в пределах норвежского законодательства, это и есть «принцип справедливости» и «принцип без дискриминации».

Иначе говоря, граждане стран-участниц могут в безвизовом режиме свободно въезжать и выезжать в Свальбард. На протяжении длительного времени, вокруг юрисдикции и прав пользования архипелагом Свальбард и прилежащими к нему акваториями, между суверенным государством Норвегия и странами-участницами договора сохранялись непрерывные споры. Норвегия, под предлогом защиты окружающей среды, непрерывно усиливала контроль и управление деятельностью стран-участниц договора на архипелаге и всех прилежащие ему акваториях, страны-участницы в этом случае твердо придерживались «принципа справедливости», отстаивая собственные законные интересы.

Данные противоречия повторно обострились из-за одного пункта политического курса Правительства Норвегии 20 сентября 2017 года, Норвежское Правительство неожиданно опубликовало, что с 1 октября статус аэропорта Свальбард в Лонгйир будет понижен с «международного» до «внутреннего», снова выдвинув на передний план чувствительный вопрос касательно Свальбарда. В 70-е годы 20-го века аэропорт Свальбард, после устранения препятствий, получил статус международного аэропорта, чем обеспечил странам-участницам договора более удобное проведение мероприятий в Свальбарде. В настоящее время данный аэропорт приобрел статус «внутреннего», подразумевая, что в аэропорт Свальбарт больше нельзя будет совершать прямые международные рейсы, желая перенаправить пассажиров Свальбарда, сперва прибыть в любой другой аэропорт «международного уровня» в Норвегии и уже затем лететь в Свальбард, это, несомненно, может сделать большую скидку прежним удобствам. Это событие не только вызвало сомнения внутри Норвегии, но также привлекло внимание мирового сообщества. Свальбард расположен на западной оконечности «Арктического пояса Шелкового пути», Китайское Правительство присоединилось к «Договору» в 1925 году, изменение статуса аэропорта касается законных интересов Китая на Северном полюсе. Принимая во внимание особый юридический статус Свальбарда, основываясь на том, что страны-участницы договора согласились на проведение переговоров, и с помощью подписания образца международного договора, установили суверенитет архипелага,  необходимо провести глубокий анализ вопроса понижения статуса аэропорта Свальбард.

(Го Пэйцин, профессор Института политики и права Китайского университета океанологии, научный сотрудник Института морского развития. Направления исследования – политика Северного полюса. Основные работы: «Исследования международных проблем воздушной трассы Северного полюса», «Изучение различных точек зрения касательно политической проблемы Южного полюса», «Исследование проблем Северного полюса» и т.д.)

 

Развитие событий понижения статуса аэропорта Свальбард

Аэропорт Свальбард располагается в трех километрах к северо-западу от города Лонгйир, это аэропорт самой северной точки мира, его строительство началось в Норвегии в 1973 году, и в 1975 году он был введен в эксплуатацию. До 1 октября 2017 года было 3 зарубежных авиакомпании использующих аэропорт Свальбард: Скандинавские авиалинии (Scandinavian Airlines System), Норвежская авиакомпания (Norwegian Air Shuttle) и Аэрофлот. Скандинавские авиалинии впервые были созданы посредством сотрудничества трех стран Дании, Норвегии и Швеции, и тогда же получили название Скандинавские авиалинии SAS. Министерство транспорта и путей сообщения Норвегии являются правительственными учреждениями, которые всесторонне отвечают за политику гражданской авиации. Главное управление гражданского воздушного флота Норвегии всего лишь отвечает за высокоэффективную работу по безопасности гражданской авиации, устанавливает соответствующие законы и нормативно-правовые акты в области гражданской авиации, и является управленческой организацией, выдающей лицензии на ведение коммерческой деятельности компаниям и сотрудникам, занимающимся воздухоплаванием и смежной деятельностью.

20 сентября 2017 года Главное управление гражданского воздушного флота опубликовало официальное заявление о том, что Министерство транспорта и путей сообщения Норвегии приняло решение с 1 октября 2017 года понизить статус аэропорта Свальбард с «международного» до «внутреннего», заявляя о «несоответствии аэропорта Свальбард стандартам международного аэропорта» и говоря, что «эти изменения не смогут повлиять на текущий транспортный поток». Данное заявление было очень неожиданным, вплоть до того, что даже управляющий аэропорта Свальбард Мортен Ульснис испугался. Генеральный директор турфирмы Свальбарда Ронни Брунволл заявил, что ранее он не получал никакой соответствующей информации. Он категорично заявил, что понижение статуса аэропорта повлечет за собой большие убытки в сфере туризма Свальбарда, потому что отсутствие прямых рейсов приведет к увеличению расходов на туризм у иностранных пассажиров и с большой вероятностью приведет к сокращению числа пассажиров, к тому же иностранные пассажиры являются чуть ли важнейшим источником дохода отрасли туризма Свальбарда. Председатель торгового сообщества Свальбарда и генеральный директор логистической компании Pole Position Терье Ауневик также высказал критику в отношении данных мероприятий, полагая, что это повлияет на экономику Свальбарда, поскольку международные рейсы это ключевой фактор увеличения числа туристов. Помощник местной либеральной партии Эйрик Берге пожаловался СМИ о том, что ему не ясно, советовались ли Транспортное управление и Министерство путей сообщения с местными властями до принятия данного решения.

Правительство Норвегии до настоящего времени не дало четких, логичных разъяснений касательно причин данных изменений. Норвежское управление гражданской авиации заявило, что принимая во внимание внезапное увеличение с 1975 года потока рейсов, из-за недостатков пограничного досмотра, обслуживающего персонала международных рейсов и инфраструктурных объектов нельзя не понизить уровень аэропорта до «внутреннего». Однако управляющий аэропорта Свальбард Мортон Ульснис сказал, что «инфраструктура аэропорта не требует больших работ, необходимо лишь внести несколько изменений и возрастающие потребности пассажиропотока будут удовлетворены», к тому же на данной местности планируется увеличить число наёмных работников в условиях увеличения количества туристов, что также решит вопросы занятости (трудоустройства). С тех пор как Министерство транспорта и путей сообщения Норвегии незаметно опубликовали данное решение на главной странице авиационной администрации государства, Правительство Норвегии по-прежнему предпочитает не публиковать детальный отчёт об оценке принятия данного решения. Правительство Норвегии медлит с разъяснением причин, что постепенно начинает вызывать сомнения внутри страны. Помощник профессора Университета в Осло Джон Кристиан Нордрум полагает, что Правительство должно опубликовать документы об оценке понижения статуса аэропорта, поскольку любые действия и решения могут оказать воздействие на общество, всем необходимо заранее оценить масштабы влияния. «Если предварительно отсутствуют документы об оценке, это само по себе является проблемой. А если правительственные учреждения пытаются намеренно не демонстрировать документы общественности, это становится еще большей проблемой». До этого момента Министерство торговли, промышленности и рыбного хозяйства Норвегии в соответствующих директивных документах указало, что туризм является одной из отраслей, помогающей экономике расти. Решение Министерства транспорта и путей сообщения Норвегии о понижении статуса аэропорта несомненно идет вразрез с документами, опубликованными ранее Министерством торговли, промышленности и рыбного хозяйства. Решение о понижении статуса аэропорта также привлекло внимание Парламента Норвегии. Член Парламента Эйрик Сиверцен в письменном виде задал вопросы чиновникам из Министерства транспорта и путей сообщения Норвегии, требуя объяснения причин понижения статуса, открытия оценки предварительных мероприятий, разъяснения, почему у аэропорта Свальбард возникают проблемы с сохранением статуса «международного» и т.д.

Подвергшись давлению, Правительство Норвегии впоследствии дало разъяснения на заседании парламента. 25 октября 2017 года чиновник из Министерства транспорта и путей сообщения Норвегии Кетил Солвик-Олсен заявил, что решение о понижении статуса было тщательно продуманно, поскольку «(одобрение) международных рейсов требует большого количества инвестиций, в этом случае нам не следует слишком вовлекаться в это». Но он не предоставил детальных сведений для подтверждения своих слов. Однако когда его попросили предоставить соответствующие сведения, Солвик-Олсен считал, что за это ответственно Министерство общественной безопасности и юстиции, так как оно управляет государственным бюджетом, Министерство транспорта и путей сообщения Норвегии уже передали требования о предоставлении сведений Министерству общественной безопасности и юстиции. После, Министерство общественной безопасности и юстиции дало ответ, заявив о получении от  Министерства транспорта и путей сообщения Норвегии требований о предоставлении сведений, однако Министерство общественной безопасности и юстиции считает, что данное требование должно быть «частично отклонено».  Министерство общественной безопасности и юстиции объяснило, что данное решение Министерства транспорта и путей сообщения Норвегии касается лишь части данных, исходя из соображений безопасности (основанных на «Законе о безопасности» и «Правилах информационной безопасности» Норвегии), поэтому они не могут быть опубликованы. Поэтому Правительство Норвегии в конечном счете не смогло предоставить оценочные документы и сведения общественности.

 

Реакция сторон на понижение статуса аэропорта Свальбард

«Договор о Шпицбергене», подписанный в 20 веке, установил три принципа норвежского суверенитета над Свальбардом, недопущение дискриминации между странами-участницами и мирное использование. Вплоть до 2017 года в данном договоре участвовало 46 сторон. Выгодой от особых положений «Свальбардского договора» стало то, что поездки граждан стран-участниц договора были очень удобными и стимулировали развитие местной отрасли туризма, отрасль туризма стала опорной индустрией Свальбарда. Согласно статистике с 1991 по 2008 год количество туристов увеличилось в 5 раз. Хотя и невозможно увидеть статистику после 2008 года, но можно с уверенностью сказать, что темпы роста количества туристов превысят данные 2008 года. За последние годы значимость отрасли туризма для Свальбарда возрастала с каждым днём, понижение статуса аэропорта непременно окажет отрицательное воздействие на отрасль туризма и затем повлияет на развитие Свальбарда в целом. Поэтому местное население и турфирмы один за другим выражают недовольство в отношении решения о понижении статуса аэропорта.

Возможно, Финляндия станет страной, чьи интересы пострадают в больше степени, а Россия всего лишь страна с самой бурной реакцией. В 2017 году авиакомпания Finnair планировала открыть рейсы из Хельсинки в Свальбард, открытие этого рейса по предварительным подсчетам в летний период доставляло бы несколько тысяч пассажиров на Северный полюс. Однако вслед за понижением статуса аэропорта Свальбард 1 октября, этот план тут же оказался разбит. Ранее авиакомпания Finnair открыла шесть прямых рейсов с Китаем, была избрана авиапартнёром в 2018 году во время года туризма Китай – ЕС, большое количество китайских туристов обычно выбирает авиакомпанию Finnair для поездок на Северный полюс. Разрушение планов означает, что китайские туристы, направляющиеся в аэропорт Свальбрд теперь обязаны совершать пересадки в Осло или Тромсё. 3 октября представитель авиакомпании Finnair Мари Роуви заявила СМИ, что компания в данный момент обдумывает повторное проведение переговоров с Администрацией Норвегии.

В отличие от Финляндии российские рейсы по-прежнему могут совершаться напрямую в аэропорт Свальбард. Чиновник из Министерства транспорта и путей сообщения Норвегии Том Като Карлсен объяснил, что в 1974 году Норвегия и Россия подписали отдельное соглашение о пользовании аэропортом Свальбард. Нынешние изменения статуса аэропорта не повлияют на данное соглашение, это означает, что прямые рейсы из России не будут затронуты. Однако Россия, услышав данное решение, по разным поводам подвергла резкой критике политику норвежского Свальбарда. По сообщению российской газеты «Коммерсантъ», в докладе Министерства обороны России сказано, что Россия очень недовольна попытками Норвегии установить абсолютную юрисдикцию в Свальбарде и на континентальном шельфе. 19 октября министр иностранных дел Лавров заявил, что Норвегия незаконно ограничивает действия российской компании Арктикуголь в Свальбарде, а также российские исследования и туристическую деятельность на данной местности. Лавров считает, что оговорка Норвегии в отношении российской деятельности несовместима со «свальбардским договором» и требует ответа от норвежских властей. Министр иностранных дел Норвегии Бёрге Бренде в ответ высказал, что «действия Норвегии соответствуют каждому положению «свальбардского договора»», и сказал, что Норвегия делает это в надежде на то, что Свальбардом станет легче управлять, для защиты окружающей среды данной местности. В последнее время между Россией и Норвегией было много споров вокруг Свальбарда, понижение статуса аэропорта может увеличить напряженность между двумя сторонами, частые конфликты привели к тому, что отношение России стало более жестким.

 

Анализ международного права и причин понижения статуса аэропорта Свальбард

Анализ причин понижения статуса. Любая политика не является бесцельной и имеет свои причины и цели. Какие же конкретно причины привели Норвегию к поддержанию данной политики? Против какой страны (каких стран) направлены данные меры? Норвежскому Правительству очень трудно убедить массы в экономических причинах данного решения. В условиях того, что Правительство Норвегии отказывается предоставить официальные данные, нам не мешало бы следовать логике и методом исключения провести анализ. Можно быть уверенным, что мишенью Норвегии не являются страны-союзники НАТО. Как территория Норвегии, Свальбард находится под обороной НАТО, нынешним генеральным секретарем НАТО в Свальбарде является бывший премьер-министр Норвегии. На протяжении длительного времени постоянно идут споры по поводу военного предназначения Свальбарда (Шпицбергена). Например, норвежский ученый Бард Волмдал в своей работе продемонстрировал, что система спутниковых антенн Свалсат вблизи Лонгйир была использована для получения со спутника военных данных в период войны в Ливии, данные антенны находятся в распоряжении спутниковой службы Конгсберг (Kongsberg Satellite Services), их главными клиентами являются Европейская организация спутниковой метеорологии, Еврометсат и Национальная метеорологическая служба США. Сфера деятельности компания Конгсберг включает услуги национальной обороны. Если ситуация соответствует действительности, противоречит ли это положениям о демилитаризации Свальбарда? Ранее Россия также отмечала, что западные страны выискивают и собирают военную информацию на некоторых объектах Свальбарда под предлогом научных исследований. В 2012 и 2017 годах Свальбард дважды был выбран для проведения Парламентской ассамблеи НАТО, что вызвало бурную реакцию со стороны Министерства иностранных дел России, которое считает, что это «попытка военно-политического блока со стороны НАТО в отношении Свальбарда (Шпицбергена)», противоречит духу «Свальбардского договора» и является провокацией. Данные действия демонстрируют, что страны НАТО рассматриваются в качестве «защитников» суверенного права Норвегии. После понижения статуса аэропорта, не было еще никаких возражений и комментариев от западных стран.

Направлена ли политика понижения статуса аэропорта Свальбард на Россию? Свальбард имеет очень важное геостратегическое значение для России, он граничит с военно-стратегической базой на северо-западе России, Россия заостряет внимание на том, что любые военные действия Северной Америки не могут обойти Свальбард. «С военной точки зрения, Советский Союз (Россия) вошел в этот аэропорт, чтобы иметь возможность держать под наблюдением Баренцево море между Норвегией и архипелагом Свальбард, также Баренцево море является важным стратегическим проходом для советского (российского) флота к Атлантическому океану». Поэтому Россия (Советский Союз) никогда не хотела отказываться от прав на Свальбард, когда-то во время второй мировой войны она уже пыталась захватить Свальбард, предлагая внести изменения в «Свальбардский договор». В последние годы Россия часто проводила военные учения в акваториях близ Свальбарда и использовала аэропорт Свальбард для перевозки на Северный полюс людей и оборудования для военных учений. В апреле 2016 года российские спецслужбы в Чечне, высадились в аэропорту Свальбарда по пути к ледовому лагерю «Борнео» для полярной тренировки. Провели на архипелаге имитационный удар по вражеским войскам, а также провели парашютные тренировки с вертолетов и самолетов, чем вызвали беспокойство у Норвегии. Норвегия заявила, что «любые военные мероприятия, проводимые иностранными государствами в Свальбарде, будут рассматриваться как грубое нарушение суверенитета Норвегии». Эти действия России подверглись решительному протесту со стороны Норвегии, Правительство Норвегии, в своей «Белой книге» о Свальбарде, заявило, что «любые военные действия иностранных государств на территории Свальбарда находятся под запретом, так как являются серьезным и бесцеремонным нарушением суверенитета». В 2010 году Россия и Норвегия пришли к соглашению по вопросу границ Баренцева моря и разрешили проблему морских границ, которая мучила обе страны на протяжении 40 лет, и это вовсе не повлияло на позиции двух стран в отношении разногласий прав управления Свальбардом. После Украинского кризиса соперничество между двумя странами в Свальбарде продолжило расти. В 2015 году заместитель премьер-министра России Рогозин отправился с визитом по российским поселениям в Лонгйир и Баренцбург. После Крымского вопроса Рогозин получил санкции от Норвегии и стран ЕС и был внесен в список путевых санкций. После всех этих событий Норвегия внесла поправки в закон, требуя, чтобы самолеты, направляющиеся в Свальбард из иностранных государств, в обязательном порядке за 48 часов передавали администрации списки пассажиров.

Политика Норвегии в отношении понижения статуса аэропорта подверглась мощному противодействию со стороны России, согласно заявлению редактора журнала «Арктический вестник», бывшего посла России в Норвегии и бывшего высокопоставленного чиновника Арктического совета Александра Игнатьева, «Норвегия тайно приступила к укреплению своих прав в Свальбарде. Я полагаю, что они уже подготовились к тому, чтобы сделать Свальбард частью своей территории». Норвегия под предлогом охраны окружающей среды сузила законодательство и в будущем планирует включить Свальбард в том числе. Столкнувшись с силами России, превосходящими их собственные, Норвегия принимает реалистичную политику, в сентябре 2017 года, когда была опубликована политика понижения статуса аэропорта, было объявлено, что они не заостряют внимания на российских авиакомпаниях.

Политика понижения статуса аэропорта Свальбард направлена на другое государство? В условиях не ограничения союзников и невозможности сдерживать Россию, эффективность политики понижения статуса аэропорта Свальбард касается каждой страны, остается лишь расширить границы и дать более длительный диапазон времени для проведения анализа. Сперва, необходимо пересмотреть условия и основные принципы «Свальбардского договора». Заключенный в 1920 году «Свальбардский договор», стал предпосылкой к согласию с тем, что Норвегия «обладая полными и совершенными правами» над архипелагом Свальбард и островом Медвежий, а также с соблюдением законов Норвегии, позволяет каждому гражданину стран-участниц договора свободно въезжать и выезжать на данные острова. Другими словами, граждане стран-участниц договора могут безвизово высаживаться на архипелаг и входить в определенные акватории. Несмотря на то, что на острове нет морского порта и аэропорта, однако у подавляющего большинства стран нет такого рода дистанционного обслуживания, поэтому, как правило, страны, выбирающие данный остров, проходят через Норвегию.

Затем, разобраться в скрытых объектах, на которые направлены меры предосторожности. В последние годы мишенью должны стать наиболее активные страны арктического региона, эти страны «могут быть угрозой» суверенитету и юрисдикции Норвегии в Свальбарде. С 2007 года Северный полюс стал объектом пристального внимания в международных отношения, многочисленные иностранные государства принимаю активное участие в делах Арктики, азиатские страны крайне активны, не важно Китая, Япония или Южная Корея, все они указывают страны Северной Европы в качестве важных партнеров. Китай является страной-участницей «Свальбардского договора» и, согласно договору, граждане Китая могут, ссылаясь на соблюдение договорных обязательств, пользоваться правом на свободный доступ и развитие экономической и научной деятельности. Несмотря на то, что Лонгйир является безвизовым для граждан Китая, однако по причине отсутствия прямых рейсов в Лонгйир, туристы по большей части выбирают вначале въезд в Норвегию, для которой требуется оформление многократной шенгенской визы. Понижение статуса аэропорта произошло, когда Финляндия опубликовала информацию об открытии рейса из Хэльсинки в Шпицберген, если этот рейс запустят, множество китайских туристов, возможно, выберет компанию Finnair напрямую до Свальбарда, финские авиалинии станут самой популярной авиакомпанией Северной Европы с прямыми рейсами в Китай.

Действия Китая на Северном полюсе попали под пристальное внимание западных стран и стран Арктики. США, названная послом Норвегии в США Каре Р.Аас «самым близким другом Норвегии», очень обеспокоена, обладают ли действия Китая на Северном полюсе стратегическими и военными намерениями. Взгляды известного «мозгового центра» США в отношении «Арктического пояса Шёлкового пути» главным образом отражают отношение американского правительства – понятно, что они не смогут долгое время оставаться в стороне, однако в ситуации невозможности самостоятельного руководства, также не довольны пассивным подходом, в настоящее время на первый план выходят меры предосторожности. Бывший заместитель министра по экологической безопасности Министерства обороны США Шерри Гудман сказала: «я считаю, что стратегия Китая в отношении Новой Арктики, похожа на разрастающуюся паутинную сеть, особенно соединение арктической стратегии с инициативой «Один пояс, один путь»». Некоторые люди сравнивают стратегию Китая с морским Планом Маршала, самым последним доказательством стало сотрудничество Китая и Финляндии в области подводных линий связи, что создает своего рода  «статистику Шелкового пути». «Китайская арктическая стратегия наглядно демонстрирует, что они понимают необходимость координации мощностей всех государств. Мне не ясно, намерены ли США мобилизовать все свои силы в арктическом регионе (будет рассмотрено)». Эксперт геополитики и консультант федерального правительства США Тодд Роял также считает, если Китай и Россия соединят «Один пояс, один путь» с арктическим водным путем, обе страны будут способны оказать влияние на Арктический совет и Европейский материк, тем самым ослабят мощь США и НАТО. К тому же, «Арктический пояс Шёлкового пути», наряду с водным каналом Никарагуа, станет альтернативным Панамскому каналу, контролируемому США, маршрутом, это означает, что любое государство сможет выбрать одновременно сотрудничество с США или российско-китайской экономической группой. США стала получателем выгоды от привычного маршрута и существующего порядка, помимо препятствия Китаю в Северной Атлантике, предотвращения проникновения китайских сил в регионы Европы и США посредством «Арктического пояса Шёлкового пути», соответствует своей стратегической логике. Ранее Китайская корпорация Цзюньань получила отказ на покупку военной базы в Гренландии и тень США промелькнула позади нее. Согласно сообщению агентства Рейтер, США оказало активное сопротивление участию Китая в строительстве аэродрома в Гренландии. «Ослабленная экономика Европы очень уязвима перед Китаем, более того, интересы запада находятся под угрозой». Любые попытки Китая укрепить свои действия в Северной Атлантике подвергнутся противостоянию США, директор Центра внешней и внутренней политической безопасности Дугласа и Сары Эллисон американского Фонда «Наследие» Люк Коффи рассматривает китайскую испытательную станцию Хуанхэ как опорную точку Китая в Свальбарде, США не может безучастно наблюдать как Китай, проходя через любые каналы, закрепляет свои позиции в Свальбарде.

Анализ международного права. Есть ли у Норвегии право самостоятельно понижать статус аэропорта Свальбард? «Конвенция о международной гражданской авиации» 1944 года (также называемая «Конвенция Чикаго») является основным договором, составляющим нынешнюю правовую систему международной гражданской авиации, а Норвегия является страной участницей «Конвенции о международной гражданской авиации». Согласно ст. 1, ст. 7, ст. 10 «Конвенции о международной гражданской авиации», а также Приложению 14, государство обладает полным и исключительным суверенитетом над своим воздушным пространством, все страны могут устанавливать аэродром, куда приземляются иностранные воздушные судна. Основываясь на данной Конвенции, Норвегия обладает правом назначить любой аэропорт на своей территории в качестве международного аэропорта, а также обладает правом самостоятельно изменять статус аэропорта. Однако проблема в том, что статус Свальбарда (Шпицбергена) в международном праве очень специфический, на самом ли деле у Норвегии есть подобное право в Свальбарде? Нарушают ли данные меры принцип беспрепятственного доступа и беспристрастного отношения к странам-участницам «Свальбардского договора»?

Заключенный в 1920 году «Свальбардский договор» выделил специальный порядок прав собственности на архипелаг Свальбард. Согласно первой статье договора: все страны-участницы признают, что Норвегия обладает полным и исключительным суверенитетом на архипелаге Свальбард – очевидно, что получение Норвегией суверенного права над Свальбардом является коллективным решением стран-участниц договора, не вытекающим из традиционного международного права и основывается на получении приоритета владения ничьей территорией. Учёный Д.Х. Андерсон в январе 2017 года на конференции Норвежской академии наук, основной повесткой которой был вопрос о «политике, энергетическом праве и окружающей среде на крайнем севере», отметил, что весь документ является тщательно разработанной схемой, составляющей «комплексное соглашение». Норвегия принимает юридические принципы «определения суверенных прав и общего использования». С одной стороны, стороны договора отказываются от своих потенциальных суверенных прав и признают суверенитет Норвегии; с другой стороны, в обмен на это, Норвегия также идет на ряд уступок, дает другим странам-участницам договора в данном регионе некоторые права, которыми могут пользоваться только приморские страны. Проще говоря, Норвегия может использовать право «полного и исключительного» суверенитета только в условиях соблюдения положений «договора». В соответствии со второй статьей «Свальбардского договора», все граждане стран-участниц в равной степени обладают правом беспрепятственного доступа и пребывания, в условиях соблюдения местного законодательства, на основе полного равноправия, у стан-участниц договора есть права заниматься всей морской, промышленной, горнодобывающей и торговой деятельностью, это и есть «принцип не дискриминации» или «принцип равноправия стран-участниц договора», другими словами, граждане 46-ти стран-участниц могут пользоваться правами наравне с гражданами Норвегии. Вследствие этого, хотя суверенное право на архипелаг Свальбард и принадлежит Норвегии, но сам архипелаг не относится к шенгенской зоне, и граждане всех стран-участниц договора имеют безвизовый доступ. Согласно этим принципам, авиакомпании стран-участниц могут пользоваться правом осуществления прямых рейсов в Свальбард, если аэропорт Свальбард позволяет приземление авиакомпаниям Норвегии, тогда и другим странам не должно быть отказано в осуществлении рейсов.

Понижение статуса аэропорта Свальбард фактически уже нарушило «Свальбардский договор», подорвало основные права стран-участниц на «свободный доступ» на архипелаг и «принцип справедливости». На самом деле в законодательстве Норвегии и длительной практике, «принцип свободного доступа» и «принцип справедливости» в воздушном пространстве никогда не применялись. Прежде всего, согласно правилам воздухоплавания Свальбарда, все воздушные судна, направляющиеся в Свальбард, в обязательном порядке должны получить разрешение от Администрации гражданской авиации Норвегии. После посещения заместителем премьер-министра России Рогозиным аэропорта Свальбард в 2015 году, Норвегия пересмотрела административную практику, требуя, чтобы с 4 июля 2015 года запросы на нерегулярные рейсы подавались за 48 часов до взлета, включая список пассажиров; регулярные рейсы должны направлять списки пассажиров главному управлению гражданского военного флота Норвегии сразу же после взлета. Затем, авиационное законодательство Норвегии определяет, что только норвежские самолеты могут совершать авиаперевозки в границах Норвегии. Опять же помимо аэропорта Свальбард, на архипелаге есть еще два аэропорта, расположенные в Ню-Олесунн и Свеа, в Баренцбурге еще есть одна вертолетная площадка, однако все эти аэропорты главным образом используются для транспортировки ученых и рабочих, для обслуживания Министерства торговли, промышленности и рыбного хозяйства; В соответствии с положениями правил воздушного контроля Шпицбергена, все рейсы из Свальбарда должны обязательно проходить через аэропорт Свальбард, а сам аэропорт является единственным пунктом внешней авиации архипелага. Однако когда аэропорт Свальбард стал международным аэропортом, регулярные международные авиамаршруты так и не были открыты, вплоть до того, что отклонялись заявки иностранных государств на международные рейсы, доказательством тому служит отказ на заявление финской авиакомпании Finnair в 2016 году. Все эти нормативные и законодательные акты, а также практика прочно закрепили права Норвегии на все передвижения в Свальбарде. Однако аэропорт Свальбард стал международным аэропортом и по-прежнему есть надежда на то, что откроются прямые рейсы в Шпицберген (Свальбард), это также является причиной повторной заявки финской авиакомпании в 2017 году. Норвегия все же понизила статус аэропорта Свальбард до «внутреннего аэропорта», что также означает, что среди стран-участниц «Свальбардского договора», за исключением Норвегии, фактически все страны потеряли право беспрепятственного доступа на архипелаг, это подорвало фундамент «Свальбардского договора» и третью статью «договора», «граждане стран-участниц договора, не важно по каким причинам и целям, получают право на равенство и свободу перемещения на указанных в первой статье территориях (акватории, фиорды, порты)».

После понижения статуса аэропорта Свальбард, лишь российские рейсы могут также, как и раньше осуществлять взлёты и посадки. Данная политика норвежского Правительства также нарушила «принцип без дискриминации» «Свальбардского договора». Во второй статье «договора» говорится: «любые меры применяются к гражданам всех стран-участниц договора в равной степени, граждане любого государства не должны прямо или косвенно использовать какие-либо исключительные права, льготы и иммунитеты». Это грубая ошибка Норвегии в вопросе исполнения «Свальбардского договора», скрывшая дипломатическую угрозу для будущего. Некто сказал, что соглашение между Россией и Норвегией было подписано в 1974 году, гораздо раньше понижения статуса аэропорта, однако подписание соглашения 1974 года все же произошло после 1920 года, и само по себе демонстрирует непокорность «принципу равенства» «Свальбардского договора». Оправдывая сегодняшнюю политику, используя один договор, законность которого требует обсуждения, невозможно убедить международное сообщество, не говоря уже о том, что Россия нисколько не признает особые полномочия Норвегии. Поскольку проблема Арктики накаляется изо дня в день, политика Норвегии в отношении понижения статуса аэропорта Свальбард, все равно заставит всех в мире держаться за себя. На сегодняшний день молчание мирового сообщества очень похоже на молчание перед внезапным ударом (затишье перед бурей).

 

Заключение

Вопрос о понижении статуса аэропорта, произошедший в условиях продолжающегося потепления в Арктике и растущего энтузиазма международного сообщества к участию в делах Арктики, отражает давнюю тенденцию непрерывно усиливающегося контроля Норвегии в Свальбарде, а также тенденцию к постоянному расширению управления, это еще один важный шаг, после создания Норвегией охраняемой рыболовной зоны в морских районах вокруг архипелага Свальбард. Последние годы наблюдается непрерывное присоединение новых стран к «Свальбардскому договору», чем дальше, тем больше научно-исследовательских учреждений создают научно-исследовательские базы на архипелаге, другие страны-участницы договора непрерывно увеличивают деятельность на Свальбарде и выдвигают законные предложения, это заставляет Норвегию почувствовать угрозу своему суверенитету. Несмотря на то, что данные мероприятия нельзя сдержать, Норвегия все же может, посредством незначительных действий, ослабить конкурентоспособность других стран и уменьшить влияние других стран-участниц на архипелаг. Что касается Норвегии, юрисдикция над Свальбардом для нее является более важной, нежели экономическая ценность. То есть, в то время как открытие международных авиамаршрутов принесет экономические выгоды и развитие отрасли туризма на архипелаге, Министерство транспорта и путей сообщения Норвегии по-прежнему выбирает важные причины понижения статуса аэропорта Свальбард. Норвегия всегда укрепляет свою юрисдикцию над Свальбардом за счет внутреннего законодательства, использует свой суверенный статус для ослабления прав других стран-участниц договора, постепенно периферизируя влияние других стран-участниц договора на архипелаге. В этот раз Норвегия изменила статус аэропорта посредством указов административных органов и не разъяснила причины понижения статуса, с другой стороны, отразила недостаток уверенности норвежского Правительства в законности этих действий. Понижение статуса не только навредило основной индустрии отрасли туризма в Свальбарде, но и испортило международную репутацию Норвегии. Понижение статуса аэропорта Свальбард нарушило дух «Свальбардского договора», такие косвенные дискриминационные управленческие меры навредили основным правам стран-участниц договора на архипелаге. Изначально архипелаг Свальбард не принадлежал никому и то, что Норвегия получила свои суверенные права, стало результатом решения, принятого совместно многими государствами, в качестве награды страны-участницы пользуются рядом законных прав, предусмотренных «Договором», это нисколько не нарушает суверенные права Норвегии, а Норвегия вместе со странами-участницами идут на взаимные уступки и компромиссы. Данные действия Норвегии в отношении постепенного внесения изменений в «Свальбардский договор», заставляют мировое сообщество бояться того, что Норвегия нарушит слово, одновременно бросая вызов международному авторитету.

(данная статья является промежуточным результатом проекта Государственного фонда естественных наук «Изменение арктического тумана на фоне потепления климата, а также изучение человеческой деятельности в Арктике», номер проекта: 41561144001; Линь Тин, студент факультета политологии и административных наук Института политики и права Китайского университета океанологии, также внес свой вклад в данную статью)

Го Пэйцин
Профессор Института политики и права Китайского университета океанологии

Guo Peiqing
Professor at the Institute of Politics and Law of the Ocean University of China)

 

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий